Письма Г.С.Улановой

Дорогая Галина Сергеевна, я со все время мокрым лицом смотрел Вас вчера в “Золушке”- так действует на меня присутствие всего истинно большого в пространстве. Я особенно рад, что видел Вас в роли, которая наряду со многими другими образами мирового вымысла выражает чудесную и победительную силу детской, покорной обстоятельства и верной себе чистоты. Поклонение этой силе тысячелетия было религией и опять ее станет: и мне вчера казалось или так заставили Вы меня подумать совершенством исполнения, что эта роль очень полно и прямо выражает Ваш собственный мир, что-то в Вас существенное, как убеждение. Мне эта сила дорога в ее угрожающей противоположности той, тоже вековой, лживой и трусливой, низкопоклонной придворной стихии. Как удалось Вам извлечь пластическую и душевную непрерывность из отрывистого условного и распадающегося на кусочки балета?….

Борис Пастернак

Дорогая Галина Сергеевна!
Когда Вы перестали танцевать, мы перестали ходить в балет. Случайно Вы об этом узнали, помните? И произнесли только одно: «напрасно!» Сегодня мы снова ходим на балетные спектакли и радуемся успехам улановских учеников. Это редкий дар — суметь щедро, не оставляя секретов, передать накопленное… Но для нас Вы по- прежнему как живой идеал, который и сегодня, непостижимый, манит
!

Нина Дорлиак, Святослав Рихтер

Галя, милая, чудная, богиня! Целую и обнимаю Вас!

Алексей Толстой

Дорогая Галя! Ты всегда кажешься даже мне замкнутой, словно прислушиваешься к чему- то, но ничто, я уверен, не ускользает от твоего внимания, от твоих глаз и души. Твой,


Юрий Завадский

«Ты, Моцарт — Бог, и сам того не знаешь» Моя дорогая, прекрасная Галина Сергеевна, мне всегда хочется это Вам говорить. Мне хочется, чтобы Вы знали, что видеть Вас, Ваше искусство — это счастье высшее!

Фаина Раневская

Дорогая, Галина Сергеевна!


Никто никогда не спрашивал, как Вы танцевали. Cпрашивали: «Уланову видел?» Когда мы говорим по прошествии времени о малом поэте, мы говорим: “Он писал», но о Пушкине «Пишет». Искусство высокое не проходит. Вам никогда не быть в прошлом, но всегда — в настоящем и будущем.

Ираклий Андронников

Многоуважаемая Галина Сергеевна!


Весной 1954 года Вы с труппой танцовщиков Большого Московского театра посетили, наконец, Париж. К сожалению, Ваши спектакли в Опера тогда не состоялись, по не зависящим от Вас причинам. Вы покинули Францию, и мы с Вами не встретились. Я “издали”, с “галереи”, всё же видел Ваши репетиции и любовался Вашим искусством…
Возможность Вас увидеть снова на сцене я получил в Лондоне, в 1956 году; С каким преклоненным чувством я переживал Ваше беспокойство и Ваше волнение на репетициях и спектакле “Жизель”, когда, глядя на Вас, я уносился вследа за Вашим вдохвноенным переживанием или за “душой исполненым полетом… С гордостью преподнес я Вам и Вашему партнёру Фадеечеву призы Хореографического института — призы имени Павловой и Нижинского 1958 года…

Серж Лифарь

Дорогая Галина Сергеевна! Хочется напомнить Вам Вы шефствовали над госпиталем №2560 на ул.Куйбышева, где Вы часто выступали перед ранеными бойцами с концертами… Сколько радости Вы приносили в госпиталь этим изуродованным, искалеченным людям. Хочется напомнить Вам: однажды Вы выступали перед ранеными в актовом зале. Это для тех, кто мог ходить, передвигаться на костылях, а кто лежал, не мог пойти. Вот такие были в 9 палате — 20 раненых обрубков без рук без ног, а им тоже хотелось посмотреть и послушать музыку, забыть на время свои изуродованный облик человека. И после концерта в актовом зале, я решила подойти к Вам и попросить выступить перед тяжело ранеными. Вы уже переоделись. Я Вам рассказала об этих несчастных людях, и Вы, несмотря на свою усталость, снова ( обратно) оделись и выступили перед ранеными. Да палата была так тесно и душно Вам было выступать — это был маленький пятачок. Но сколько радости Вы принесли раненым! Они забыли, что у них нет ни рук, ни ног, и не могли Вам аплодировать. Но они с таким чувством глубокого уважения сказали свое искреннее спасибо. А после Вашего выступления они чувствовали себя бодрыми, называли Вас ласковым именем сестричка, и как будто у них шевелились пальцы на руках и ногах, которых у них не было.
Хочется выразить Вам большую благодарность за Ваше чуткое и внимательное отношение к больным и раненым бойцам в годы Отечественной войны. Сама я уроженка г. Москвы, в госпиталь 2560 была эвакуирована из Литвы во время Отечественной войны.
Извините, пожалуйста, за письмо. С большим приветом.


Медсестра Динария Михайловна Полякова

Дорогая Галина Сергеевна!


Не себе принадлежите, а нам, народу! Это патриотическое чувство — высоко держать Вас на пьедестале славы!
Преклоняю перед Вами колени за Ваш труд и Ваше искусство
.

М.Н.Несмашная

Дорогая Галина Сергеевна !


На столе в землянке стоит Ваша фотография из «Лебединого озера». Фотография, прострелена фашистскими пулями. Мы нашли ее в деревне, откуда два дня назад выбили врага. Теперь каждый день ставим к фотографии цветы.

Солдат Алексей Дорогуш

Дорогая Галина Сергеевна!


Сегодня я пишу из Медсанбата (на войне всякое бывает). Сюда же пришло и Ваше письмо. Ранен легко. Поправляюсь. Но это все не столь важно. Сегодня мне надо рассказать Вам о другом. Я хочу, чтобы Вы узнали еще одно имя – имя Юрия Игринева. Белокурый, влюбленный юноша, в полосатой морской тельняшке. Это он снял Вашу фотографию в комнате обер-лейтенанта и принес ее к нам. Мы медленно, но уверенно двигаемся вперед. Игринева уже нет… В последний вечер он писал в далекую солнечную Алма-Ату -там сейчас живет его возлюбленная. В этом же кармане лежал и «раненый лебедь». Теперь на Вашей фотографии уже три раны и кровь Игринева. Я взял «Лебедя» себе. Я обещаю вернуть Вам эту фотографию после войны. А пока «лебедь» шлет Вам свой привет.

Солдат Александр Дорогуш

Здравствуйте, дорогая Галина Сергеевна!


Вы — великая балерина, но, к сожалению, не моей юности, а юности моей мамы. Помните, был вечер в Большом театре, посвященный вашему юбилею, так вот моя мама, перед тем как включить телевизор, вымыла всю комнату, как никогда не мыла, и когда смотрела телевизор, то сидела и плакала…Многие прекрасные и великие люди восхищались Вами, а я хочу передать восхищение и любовь от простой женщины — коренной ленинградки, моей мамы Ларионовой Аллы Кузьминичны, которая всю жизнь любит Вас. Целую Ваши руки и благодарю Вас за все.

Юля Ларионова

Знайте всегда, дорогая Галина Сергеевна, что есть и очень много, я думаю, сердец, в которых горит огонь нравственности и чистоты, зажженный и поддержанный Вами, который погаснет лишь в минуту смерти.
Любящая Вас,

Регина Николаевна Репина

О ВОЙНЕ


И любовь и восторг
разрастались не планово.
Как живой,
шевелился театр от цветов.
И пленительно мне
улыбалась Уланова
Из пронзительных лет,
из солдатских годов.

Михаил Львов

Спустя годы, хочу сообщить Вам, дорогая Галина Сергеевна, что когда- то в госпитале, тяжело раненный, я выжил только потому, что стояли в памяти Ваши незабываемые образы.

Ленинградец Леонид Томашевич